Прокуратура пермского края


Опрос

Доверяете ли Вы органам прокуратуры и иным правоохранительным органам защиту ваших прав?


1) Доверяю полностью
2) Доверюсь, только когда окажусь в трудной жизненной ситуации
3) Определенно не доверяю
4) Отдаю предпочтение гражданским юристам и правоведам
5) Иное


Результаты

контактная информация

Контакты
Адрес
614990, Пермь
ул. Луначарского, 60

Телефон доверия
8 (342) 217-53-10

Справочная по обращениям
8 (342) 217-53-08

городские и районные прокуратуры

Выберите район

мероприятия

19.10.2018

18.10.2018

18.10.2018

17.10.2018

Прокурор Пермского края В.И.Антипов о Нюрнбергском процессе

Нюрнбергский процесс.

Впервые вопрос о необходимости создания специального Международного военного трибунала для суда над преступными руководителями нацистского режима содержался в заявлении Советского правительства от 14 октября 1942 года «Об ответственности гитлеровских захватчиков и их сообщников за злодеяния, совершённые ими в оккупированных странах Европы».

Советское правительство заявило тогда, что оно «обязано рассматривать суровое наказание этих уже изобличённых главарей преступной гитлеровской шайки как неотложный долг перед бесчисленными вдовами и сиротами, родными и близкими тех невинных людей, которые зверски замучены и убиты по указаниям названных преступников. Советское правительство считает необходимым безотлагательное предание суду специального Международного трибунала и наказание по всей строгости уголовного закона любого из главарей фашистской Германии».

День официального окончания второй мировой войны от дня начала заседаний Международного трибунала отделяло немногим более шести месяцев.  За это время были разработаны Устав и правила процедуры Международного военного суда, собраны и систематизированы основные доказательства обвинения, составлено обвинительное заключение.

Международным военным трибуналом была принята англо-американская система: суд приступает к рассмотрению дела без самого дела. Судейский стол чист, и обе стороны – обвинение  и защита – уже в ходе процесса представляют собранные  доказательства.

Международный трибунал объективно подошёл к отбору и оценке доказательств виновности каждого подсудимого. Суд применил известный юридический принцип: никто не признаётся виновным, пока иное не будет доказано судом.

Сама по себе задача сбора и отбора доказательств виновности целого правительства крупнейшей европейской державы, нацистской партии и её руководителей была сложной. Однако Международный трибунал сумел проделать эту работу.

Суду предавались: Герман Геринг – рейхсмаршал, главнокомандующий военно-воздушными силами Германии; Рудольф Гесс – заместитель Гитлера по фашистской партии; Риббентроп – уполномоченный фашистской партии по вопросам внешней политики; Роберт Лей – один из видных руководителей фашистской партии, главарь так называемого «трудового фронта»; Кейтель –начальник штаба вооружённых сил Германии; Кальтенбруннер – обергруппенфюрер СС, ближайший помощник Гиммлера; Розенберг – заместитель Гитлера по вопросам «духовной и идеологической подготовки членов фашистской партии и остальные 17 подсудимых.

Кроме того, учредившие Международный трибунал державы передали на его рассмотрение дела о преступных организациях: «охранных отрядах» гитлеровской (СС); тайной полиции – гестапо; руководящем составе гитлеровской партии; штурмовых отрядах (СА); имперском кабинете; генеральном штабе и верховном командовании гитлеровских вооружённых сил.

Не были преданы суду Гитлер, Гиммлер, Геббельс, которые покончили жизнь самоубийством в самом конце войны.    

Нюрнбергский процесс часто называют процессом документов. Однако судом, помимо рассмотрения более трёх тысяч подлинных документов, допрошено около двухсот свидетелей и принято триста тысяч письменных показаний. И всё же по удельному весу и значимости важнейшими и определяющими являлись документальные доказательства.

На последнем этапе войны в руки союзников, как на Востоке, так и Западе попали важнейшие архивы гитлеровской Германии. Сработала немецкая педантичность – Гитлер и его министры все свои действия фиксировали в стенограммах либо подробных записях.

Как уже отмечено наряду с документами судом в полной мере использовались и все другие средства установления виновности подсудимых, в том числе свидетельские показания. Свидетели делились на две категории: вызванных обвинением и вызванных защитой. В конечном же итоге получилось так, что по характеру показаний они мало отличались друг от друга.

Много сюрпризов для подсудимых заключал в себе сосредоточенный огромный фотофонд. Гитлеровцы любили позировать перед объективами фото – и киноаппаратов, не подозревая, что, в конечном счёте, это обернётся против них. Эти материалы помогли установить причастность многих  подсудимых в уничтожении людей в концлагерях. Жуткие картины Майданека, Заксенхаузена, Освенцима полностью сняли сомнения трибунала. В своём приговоре Международный трибунал констатировал, что нацистские «концентрационные лагеря превратились в места организованных систематических убийств». За годы второй мировой войны в концлагерях было умерщвлено не менее двенадцати миллионов человек. В ближайшие же послевоенные годы гитлеровцы планировали уничтожить ещё тридцать миллионов славян.

Необходимо отметить, что сразу после окончания войны, в западной, особенно американской, печати всё чаще стали  появляться высказывания о первых признаках напряжения в отношениях между Западом и Востоком. Но надо отдать должное судьям и государственным обвинителям трибунала, что, несмотря на политические  и правовые воззрения, на всём протяжении процесса они работали дружно и были едины в своём стремлении установить истину и справедливо наказать виновников. Каждая из четырёх стран – СССР, США, Великобритания и Франция – была представлена двумя судьями. Председателем Международного трибунала был избран член Верховного суда Великобритании  лорд Джеффри Лоуренс. От СССР членом трибунала был генерал – майор юстиции И.Т. Никитченко.

Главным американским обвинителем на процессе был Роберт Джексон, это он в начале своей обвинительной речи отметил, что «Наши доказательства будут ужасающими, и вы скажете, что я лишил вас сна. Но именно эти действия заставили содрогнуться весь мир и привели к тому, что каждый цивилизованный человек выступил против нацистской Германии. Германия стала одним обширным застенком. Вопли её жертв были слышны на весь мир и приводили в содрогание всё цивилизованное человечество».

Советский Союз послал в Нюрнберг в качестве главного обвинителя Р.А.Руденко, который прошёл до этого все ступени прокурорской лестницы, обладал огромным опытом и занимал в то время пост прокурора Украины.

Роман Андреевич, проанализировав все доказательства, представленные Международному трибуналу, сформулировал свой вывод так: - Во имя подлинной любви к человечеству … во имя памяти миллионов невинных людей, загубленных бандой преступников, во имя счастья и мирного труда будущих поколений я призываю суд вынести всем без исключения подсудимым высшую меру наказания – смертную казнь.

Обвинители четырёх держав требовали признания виновными всех подсудимых, ни у кого из обвинителей не возникало сомнений и в отношении меры наказания.

Надо отметить, что когда разрабатывался Устав Международного трибунала, представители США и Англии считали излишним предоставлять подсудимым последние слова, ибо англо-американский процесс не знает такой стадии. Но по рекомендации советских и французских представителей было решено дать Нюрнбергским подсудимым возможность сказать последнее слово.  Однако, в последнем слове ни один из подсудимых, как и на всём протяжении процесса, начиная  с 20 ноября 1945 г. и до его окончания, не признали себя виновными.

30 сентября 1946 года суд закончил свою работу – приговор был написан и подписан всеми членами трибунала, и в тот же день началось его оглашение, которое продолжалось и на следующий день. 
    
Шахту, Папену и Фриче Международный трибунал вынес оправдательный приговор при «Особом мнении» советского судьи И.Т. Никитченко, который выразил свой протест против их оправдания.

В отношении остальных подсудимых Международный военный трибунал записал в своём приговоре: «Они были ответственны в большей степени за несчастья и страдания, которые обрушились на миллионы мужчин, женщин и детей. Они опозорили почётную профессию воина. Без их военного руководства агрессивные стремления Гитлера и его нацистских сообщников были бы отвлечёнными и бесплодными. Многие из этих людей сделали насмешкой солдатскую клятву повиновения военным приказам. Когда это в интересах их защиты, они заявляют, что должны были повиноваться. Когда они сталкиваются с ужасными гитлеровскими преступлениями, которые, как это установлено, были общеизвестны для них, они заявляют, что не повиновались, истина состоит в том, что они активно участвовали в совершении всех этих преступлений или были безмолвными и покорными свидетелями совершавшихся преступлений в более широких и более потрясающих масштабах, чем мир когда-либо имел несчастье знать».

Резолютивный раздел приговора оглашал председательствующий трибунала Лоуренс каждому приговорённому в отдельности, которые входили в зал по одному, выслушав приговор, удалялись.

К смертной казни через повешение суд приговорил 12 подсудимых, к пожизненному заключению – 3, к 20 годам тюремного заключения – 2, к 15 годам тюремного заключения – 1 и к  10 годам – 1.

Приговор Нюрнбергского Международного военного трибунала также признал преступными основные организации, учреждения, созданные гитлеровцами для осуществления своих преступных целей.

Все 403 заседания Трибунала были открытыми. В зал суда было выдано около 60 тысяч пропусков. Работу Трибунала широко освещала пресса, велась прямая радиотрансляция.

Нюрнбергский процесс – это был международный судебный процесс, каких история ещё не знала. Международному трибуналу предстояло впервые в истории применить на практике принципы уголовной ответственности за агрессию. Очень важно, что в целом Нюрнбергский процесс прошёл под знаком  единства четырёх держав – СССР, США, Великобритании и Франции.

Угрожавшая всему человечеству опасность объединила людей всего мира. Нюрнбергский процесс во всём мире рассматривали как Суд Народов, Суд всего человечества.

С момента окончания Нюрнбергского процесса прошло 70 лет.

Сегодня приходится сожалеть о том, что уроки  истории придаются забвению и  не все хотят помнить о Нюрнберге! 

Прокурор Пермского края

В.И. Антипов